Доска объявлений Бесплатка Бердянск

Яков Хаст: его судьбой стала живопись

25.03.2013, 10:33    просмотров: 2602

7 февраля 2013 года в Израиле в русскоязычной газете «Окна» была опубликована статья Эммы Шкурко «Душа на полотне» о замечательном художнике Якове Соломоновиче Хасте. И вновь приходится признавать, что за рубежом наших земляков знают и почитают больше, чем в их родном городе.

Яков Хаст: его судьбой стала живопись

Родился Яков Хаст в Бердянске в 1873 году в семье ремесленника-краснодеревщика. Вскоре его отец Соломон Хаст открыл небольшую мастерскую и мебельно-зеркальный магазин, который располагался на Биржевом проспекте – ныне проспект Труда – в районе магазина «Фокстрот».

Ему было около 6-ти лет, когда родители обратили внимание на художественные способности мальчика, и после окончания Бердянской мужской классической гимназии отправили сына учиться в Одесскую художественную школу на архитектурное отделение. В те времена эта школа славилась высоким качеством обучения, в ней преподавали известные художники Г.А. Ладеженский и К.К. Костанди. Позже у этих преподавателей обучался и другой наш земляк – И.И. Бродский.

В 1892 году Яков Хаст оканчивает Одесскую художественную школу и отправляется продолжать свое образование во Францию, где поступает в Парижскую национальную академию изящных искусств, обучается у известного живописца и скульптора Жана-Леона Жерома. Молодой художник окунулся в бурлящую страстями жизнь Парижа, стал свидетелем великих культурных событий. Здесь, в холодных мастерских и за столиками кафе «Ротонда», в бурных спорах художников, поэтов, писателей Пабло Пикассо, Жоржа Брака, Матисса, Вламинка, Гийома Аполлинера, Андре Сальмона и др. рождалось художественное видение нового столетия. Здесь у него сложились дружеские отношения с молодыми Марком Шагалом и Амедео Модильяни.

Там же, во Франции, вспыхнула любовь молодого художника к подруге товарища, но тот предупредил: «Яша, фундамент уже заложен». И он не посмеет разрушить счастье друга. Сам Яков Хаст так и не создаст семью, его судьбой стала живопись, которой он будет предан до конца.

В 21 год Яков экстерном окончил академию. Обучение в ней, общение с художниками французской школы оказало огромное влияние на все творчество молодого художника. В то время во Франции импрессионисты пишут свои картины не в мастерских, а на природе, пользуются светлыми красками, отбрасывают темные тона. Следуя этой моде, да и просто не имея денег на модель для работы в мастерской, Я. Хаст также переходит к работе на улице.

В этот период времени он очень быстро рос как художник. Его мастерство признавали французские критики. В 1898 году работы Я.С. Хаста впервые были представлены в Парижском салоне на Елисейских полях, где впоследствии выставлялись вплоть до 1914 года. В 1905 году на Всемирной выставке в Бельгии была представлена персональная выставка работ Якова Соломоновича. За картину «Парижский слуга» он был удостоен золотой медали и Гран-при. Многие из выставлявшихся тогда картин были приобретены для частных коллекций, что означало признание художника.

В Париже Я.С. Хаст познакомился с выдающимся ученым Луи Пастером, по его заказу выполнил много рисунков для анатомических атласов и статей на медицинские темы.

В 1914 году Яков Хаст приезжает в Бердянск проведать родителей. Но в это время началась Первая мировая война, его мобилизуют в армию и отправляют на фронт. После тяжелого ранения Я. Хаст возвращается в Бердянск. Для поездки во Францию нужны были деньги, и он работает преподавателем французского языка, дает частные уроки рисования, пишет портреты. Ему нравится изучать душу другого человека и отражать ее на листе или полотне. Одна из наиболее известных работ того времени – портрет бердянской юной красавицы Люси Беренфус, в которую вскоре будет влюблен будущий писатель Николай Островский, лечившийся у ее отца, доктора Владимира Беренфуса.

К сожалению, с мечтой о возвращении во Францию пришлось расстаться. В 1917 году в России произошла Февральская буржуазно-демократическая революция, вскоре – Октябрьская социалистическая революция, началась гражданская война, иностранная интервенция, годы разрухи, потрясений, и художнику пришлось остаться в России навсегда.

В Бердянске Я. Хаст поселился вместе с отцом (мать к этому времени после длительной и тяжелой болезни умерла) и начал преподавать черчение и изобразительное искусство в педагогическом техникуме, создал частную художественную студию, в которой первые навыки получил Петр Белоусов – будущий народный художник РСФСР, член-корреспондент Академии художеств СССР.

Жизнь постепенно стала налаживаться.

8 ноября 1930 года благодаря И.И. Бродскому в Бердянске была открыта картинная галерея, которая размещалась на втором этаже здания бывшей городской управы. Это было одно из самых красивых зданий в городе. Построено оно было в 1849 году по проекту архитектора Бонболези, но, к сожалению, было уничтожено в 1943 году немецко-фашистскими захватчиками. В этом же месяце впервые в Бердянске в этой картинной галерее была открыта персональная выставка, где были представлены около 300 работ Якова Соломоновича.

Я.С. Хаст был знаком с И.И. Бродским, который поддерживал его в вопросах организации художественного образования в городе, вместе они строили планы создания художественного училища при Бердянской картинной галерее. Я. Хасту удалось открыть художественную студию, набрав 40 слушателей, но прозанимались они всего три месяца. Произошло событие, которое наделало много шума не только в нашем городе. Его эхо прокатилось и по стране. Доверенное лицо И.И. Бродского – некий Эньяков, занимавшийся пополнением коллекции галереи, – был обвинен в хищениях. Он был арестован и осужден в 1936 году, на его квартире при обыске были обнаружены произведения искусства, которые приобретались для Бердянской картинной галереи. Это была первая кража, которую совершил человек, причастный к работе галереи, и которой занимались правоохранительные органы. 

По-видимому, события 1936 года в картинной галерее, а затем тяжелая болезнь и смерть в 1939 году И.И. Бродского повлекли за собой то, что создание художественного училища было отложено.

Все это время Я.С. Хаст активно участвовал в выставочной работе. В 1939 году его работы были представлены на выставке живописи и графики в Днепропетровском художественном музее и вновь – в Бердянской картинной галерее, в 1940-1941 гг. его картины экспонировались в Запорожье.

В 1941 году с началом Великой Отечественной войны Я.С. Хаст уехал в эвакуацию в Уфу. Там он работал в артели «Баш-художник», по совместительству преподавал рисунок и композицию студентам уфимского театрально-художественного училища. Как и всем жителям страны, ему в это время жилось трудно. Приходилось брать заказы, делать ремесленнические поделки – рисовать портреты с фотографий погибших, изображать тех, кого никогда не видел. Его приглашали рисовать и известных людей – лауреата Сталинской премии, доктора технических наук С. Зорина, академика, Героя Социалистического Труда А. Трофимука, художника А. Лежнева и др. Над входом в небольшой уютный кинотеатр многие годы был выставлен выполненный им портрет Александра Матросова.

Я. Хаста наградили медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», в 1946 году на выставке «Художники Башкирии» были представлены четыре его картины.

В Уфе он обрел друга – Моисея Пизова, кандидата филологических наук, доцента кафедры Башкирского пединститута, который в первые годы пребывания в Уфе помогал Я. Хасту выживать. Но в 1950 году М. Пизов был осужден по ст. 58-10, ч. 2 к 10 годам лишения свободы, и 77-летнего художника Якова Хаста неоднократно вызывали на допросы в НКВД. Там он держался мужественно, отрицал антисоветский характер высказываний М. Пизова. Но в покое его после этого не оставили, из престижного дома по ул. Ленина, 39 пришлось съехать и искать новое жилье. Заказы сократились, и он стал рисовать знакомых, предлагал родителям изобразить их детей, чтобы заработать себе на жизнь и на посылки для сосланного в Сибирь больного Моисея.

Яков Соломонович Хаст умер в 1953 году в возрасте восьмидесяти лет и был похоронен на Ивановском кладбище. Было лето, ученики на каникулах, и на похороны пришел только известный театральный художник К. Чаругин. В конце 1950-х – начале 60-х годов кладбище было закрыто, останки захороненных перенесли на Сергиевское кладбище. Тех, у кого не нашлось родных, захоронили в братской могиле, в том числе и Якова Хаста. Большинство картин Я. Хаста увезла в Москву дочь брата. В 1977 году его наследники передали в дар Бердянскому художественному музею 659 его работ.

В статье использовал материалы: Э. Шкурко, «Душа на полотне»; А. Бучная, «Неизвестный известный художник» и др.

Георгий СУКАЧ


Партнерские новости:




Читайте также:



Партнерские новости:

Loading...

Комментарии  

 
0 #1 13 25.03.2013 23:07
Большое спасибо за такой интересный материал! Вы всегда "открываете2 для нас неизвестные страницы о наших славных земляках. Вот кому надо памятники ставить! А сохранились ли подаренные картины? Иж так много! Где они сейчас ?
Сообщить модератору
 
 
-1 #2 Павел 12.04.2013 11:25
Если Сукач или его родственники сами себя не похвалят, то уж никто посторонний не удосужится.
Сообщить модератору
 
 
0 #3 житель 16.08.2013 10:27
В статье сказано, что работы хранятся в художественном музее. Там они и находятся
Сообщить модератору
 
 
0 #4 читатель 13.09.2013 15:46
Сукачу делитант переписывает с ошибками статьи и выдает их за свои ,наверно чтоб помнили о нем.
Сообщить модератору
 

Для добавления комментария Вам необходимо войти под своим логином или зарегистрироваться.