Доска объявлений Бесплатка Бердянск



"Вводится концепция вины": интервью с Данилом Гетманцевым о новых налогах для украинцев

29.05.2020, 11:05    просмотров: 1319

В минувшем году команда президента анонсировала на весну 2020 года начало масштабной налоговой реформы. И, несмотря на кризис и карантин, активно продвигается в этом направлении. На днях президент подписал принятый еще зимой закон "О внесении изменений в Налоговый кодекс Украины относительно усовершенствования администрирования налогов, устранения технических и логических несогласованностей в налоговом законодательстве" (законопроект 1210), который уже назвали "малым Налоговым кодексом". Также президент дал поручение Кабмину в трехмесячный срок разработать законопроект о единоразовом декларировании, или о "налоговой амнистии". Периодически появляются сообщения о других налоговых новшествах, которые могут быть введены в скором времени.

Так что же собой представляет налоговая реформа в целом? Будет ли она проведена, несмотря на экономический кризис, и что изменится для налогоплательщиков с 2021 года? Об этом в интервью сайту "Сегодня" рассказал глава парламентского Комитета по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики Данил Гетманцев.

Фото: liga.net

 

"Мы до сих пор не видим от Минфина предложений относительно продолжения налоговой реформы или изменения ее концепта"

- В прошлом году говорилось, что весной 2020 года в Украине будет проведена налоговая реформа. Коронавирусный кризис заставил отложить многие планы развития, но налоговой реформы это, похоже, не касается: принимаются и подписываются законы в этой области, обсуждаются какие-то новшества. Можно ли сказать, что налоговая реформа уже началась? Будет ли законодательная база готова до парламентских каникул с тем, чтобы налоговые изменения могли вступить в силу с 2021 года?

- Я убежден, что в таких достаточно сложных вопросах, как вопросы финансовой политики, первую скрипку должна играть исполнительная власть. То есть исполнительная власть должна задавать тон, формировать политику. И она, собственно говоря, это и делала до марта этого года. Я говорю сейчас только о финансовом блоке правительства.

В соответствии с согласованными с правительством планами, мы хотели провести существенные изменения в налогообложении доходов. В частности, речь шла об объединении ЕСВ, НДФЛ и военного сбора в единый обязательный платеж с соответствующим уменьшением этого платежа. Министерство финансов должно было провести анализ моделей на больших массивах цифр за предыдущие налоговые периоды, предложить компенсаторы, а мы должны были в большой рабочей группе рассмотреть их и уже принять решение о путях реформирования.

Второе направление изменений – это экологический налог. Мы предлагали реформировать его, вместо налогов на местные выбросы внести изменения на выбросы СО2.

И третье направление – это налогообложение местных налогов. Предполагалось несколько изменить подходы к налогообложению местными налогами. Все это в комплексе Министерство финансов предлагало сделать как единый проект, внеся одновременно изменения и в правовое регулирование других налогов.

Повторюсь: комитет Верховной Рады не обладает такими ресурсами (статистическими данными), чтобы ответственно предложить масштабные и серьезные изменения, обосновав их цифрами. Поэтому здесь возможна только слаженная работа с правительством.

Как, например, работа по принятию законопроектов по детенизации экономики, пакет которых завершил законопроект №1210.

Очевидно, что нулевая точка отсчета – это когда рынки, экономика работают более-менее честно. Тогда мы можем строить налоговые модели, тогда мы можем говорить о каком-либо влиянии налогообложения на экономические процессы и оценивать это влияние. А когда половина экономики работает "вбелую", а половина работает "вчерную", строить какие-то концепции можно только для первой половины экономики, что контрпродуктивно. Да и то с учетом, что она легко может перейти в "черную".

Поэтому мы сделали достаточно непопулярные, но очень нужные для страны шаги, направленные на детенизацию экономики в целом.

Это был первый этап. Вторым должно было быть изменение самих налогов, снижение давления на фонд оплаты труда. Также мы рассматривали возможность частичного введения налога на выведенный капитал. К сожалению, в связи с кадровыми пертурбациями в Министерстве финансов мы до сих пор не видим от Минфина предложений относительно продолжения этой реформы или изменения ее концепта.

Поэтому мы делаем то, что можем и должны сейчас делать со стороны ВР в период короновируса. Мы приняли три пакета законов, направленных на противодействие COVID-19, на поддержку бизнеса во время эпидемии. Мы дали льготы малому бизнесу, освободили всех от проведения проверок, от большинства штрафов. Повысили лимиты малому бизнесу.

На прошлой неделе я опубликовал законопроект о поддержке промышленности. На протяжении апреля и мая мы встречались с различными ассоциациями, которые представляют отечественную промышленность, и разработали пакет законопроектов, которые направлены именно на поддержку промышленности. Мы убеждены, что если не создать условия для отраслей с высокой добавленной стоимостью, то будущего у страны не будет, вообще никакого.

- О каких отраслях речь идет в первую очередь?

- Всего их 17. Мы встречались с представителями почти всех этих отраслей, начиная с сельскохозяйственного машиностроения и металлургии и заканчивая авиацией, фармацией, химией и т. д.

 

"Если честно, я считаю этот закон одним из лучших, которые были приняты за всю историю нашей налоговой системы"

- Если говорить о законопроекте 1210, то он сам по себе предусматривает достаточно масштабные изменения для налогоплательщиков. Кстати, почему президент подписал его аж через три месяца после принятия в Верховной Раде? Он был направлен на подпись президенту в феврале, а подписан только в мае.

- Это больше вопрос к Офису президента. Наверное, шли дискуссии относительно тех или иных положений законопроекта. Но, тем не менее, он увенчался подписанием, и это хорошо.

Этот законопроект завершает пакет законов, направленных на детенизацию. Можно сколько угодно спорить о ставках налогов, о налоговом давлении, о размере налоговых вычетов и о том, где их надо применять. Но если у нас не будет главного – "закон один для всех" и "все платят налоги", то все эти споры будут от лукавого. Мы не будем иметь ни цивилизованной дискуссии, ни цивилизованной экономики, ни цивилизованного рынка, если налоги не будут платить все. Это принципиальная позиция нашей фракции, это моя вера, мое убеждение. И я не знаю ни одного веского контраргумента. Я не понимаю, почему сначала должны платить налоги крупные налогоплательщики, а потом малые, или наоборот. Я не понимаю, почему что-то надо делать вначале, а что-то в конце, если цель – сделать так, чтобы налоги платили все и закон был один для всех. А вот когда такие правила установлены – теперь давайте дискутировать о ставках, обо всем, что касается налогообложения.

Мы реализовали эту цель путем принятия пакет законов о е-чеке, 1210, законов по спирту, янтарю, лесу, земле и т. д. И уже сейчас видны первые результаты принятых решений в виде увеличения отчислений от спирта, табака, НДС, если сравнивать год к году. Теперь главное – чтобы новый Минфин и новая налоговая не утратили этот тренд.

А теперь конкретно по законопроекту 1210. Если честно, я считаю его одним из лучших законов, которые были приняты за всю историю нашей налоговой системы. Он решает очень много проблем.

Возьмем любой вопрос, по которому его критикуют. Например, концепция вины. Норма, направленная на защиту налогоплательщика, – она в пользу налогоплательщика. Честно, не знаю, как можно прочитать закон, чтобы прийти к противоположным выводам. Сейчас, если человек совершает налоговое преступление, его осуждают просто по формальному признаку, не разбирая причин его вины. Это средневековье. Ведь нарушение могло быть совершено по случайности, без умысла. Есть целый ряд оснований, которые должны освобождать совершившего преступление от ответственности.

- И этим законом вводится подобная практика для налогоплательщиков?

- Вводится концепция вины. Если налогоплательщик невиновен в неуплате налога – например, произошел сбой в регистрации налоговых накладных, – он не должен нести ответственности за это правонарушение. Просто в силу того, что в его действиях нет вины.

Это очень важная норма, которую мы ввели пока только частично. Мы хотим посмотреть ее на самых существенных нарушениях. Но я бы ее всячески распространял и в будущем.

- А о каких правонарушениях речь?

- Именно о неуплате налогов. Мы сознательно пошли на это, чтобы протестировать работу института, а потом расширить применение вины.

Теперь дальше. Вина предусматривает обстоятельства, которые исключают ответственность, и обстоятельства, которые смягчают ответственность. Раньше об этом мы даже подумать не могли.

Мы вводим ответственность государства перед налогоплательщиком. И это очень важно. Потому что 21-я статья Налогового кодекса, которая говорит о том, что налогоплательщику должны компенсироваться убытки, – поднимите судебную практику и посмотрите, сколько решений было в пользу налогоплательщика. Их можно пересчитать по пальцам одной руки. Эта статья не работает. Мы же вводим четкие штрафы государства по отношению к налогоплательщику.

Мы также вводим пеню на просрочку государства по отношению к налогоплательщику. На данный момент пеня платится государством только при несвоевременном возмещении НДС. Мы же распространяем абсолютно на все платежи пеню со стороны государства в пользу налогоплательщика.

Кроме того, теперь в законе прямо записано, что акт проверки не может рассматриваться как заявление или уведомление о преступлении. А само по себе налоговое уведомление или решение должно содержать мотивировочную часть. То есть налоговый орган теперь должен объяснять, за что он привлекает к ответственности налогоплательщика. Сейчас они делают ссылку на одну или несколько статей Налогового кодекса, а у нас эти статьи огромные. Мы считаем, что это неправильно. Мы считаем, что в мотивировочной части должно быть четко выписано, за что плательщик привлекается к ответственности.

По этому пункту было колоссальное сопротивление со стороны налоговой, но мы настояли на своем.

 

"Мы где-то на уровне африканских стран. Причем я имею в виду не Северную Африку"

- В этом законе значительно расширяется сфера использования электронного кабинета налогоплательщика. Означает ли это, что очереди в налоговую уменьшатся? Остались ли такие поводы, по которым нужно будет обязательно обращаться в налоговую лично?

- В законопроекте 1210 созданы условия для того, чтобы практически все процедуры можно было проводить через электронный кабинет. Включая даже налоговые консультации. Это, конечно, не прямая норма, чтоб вот так мы приняли – и оно сразу заработало. Это зависит от налоговой, как быстро она внедрит это. Но, тем не менее, предпосылки для этого мы создали все.

Мы вообще считаем, что отношения между налоговой и налогоплательщиком должны изменить свою природу. Это уже не общение с налогоплательщиком напрямую, это общение через электронные сервисы, удаленно. Но и это не все. Намного важнее – переход взаимоотношений из профискального формата "полицейский-преступник", как сейчас, в формат сотрудничества. В течение пусть не одного года, но в течение 5, пусть 7 лет. На Западе этот формат называется cooperative compliance. Это когда налоговая очень плотно сотрудничает с налогоплательщиком, раскрывая свои карты, и налогоплательщик, в свою очередь, раскрывает налоговой свои, и они согласовывают налоговую квалификацию операций еще даже перед их декларированием. А в дальнейшем такие операции освобождаются от последующего контроля.

Такой формат взаимоотношений порождает доверие между бизнесом и налоговой. И мы просто обязаны выйти на этот формат. Тем более что весь мир идет по такому пути, и у нас другого пути нет. И электронный кабинет – это один из инструментов, который здесь должен быть применен.

Доверие к налоговой есть именно в тех странах, где в налоговой сфере построены именно такие отношения. Например, в Великобритании больше 70% бизнеса доверяет налоговой, в Швеции налоговой доверяют даже больше, чем церкви. А там налоговая практикует именно такой подход к работе с налогоплательщиками. Если же мы возьмем ту же Колумбию, там налоговой доверяют только 19% бизнесменов.

- Колумбию?

- А что вас удивляет? В своей картине мира мы привыкли соотносить себя со странами Европы. Ну, на худой конец со странами Восточной Европы. Однако объективные показатели, цифры говорят, что европейские страны ушли в своем экономическом развитии очень далеко от нас. Для нас успешными примерами являются такие страны, как Колумбия или Индонезия. В мировой конкурентной борьбе мы далеко позади даже Казахстана или Беларуси. Мы где-то на уровне африканских стран. Причем я имею в виду не Северную Африку. Это шокирует, но это действительно так. В один прекрасный момент мы должны, просто обязаны осознать всю глубину пропасти, отделяющей нас от стран, с которыми мы себя до сих пор ассоциируем, надувая щеки.

- Какие еще изменения предусмотрены законом?

- Что мы еще сделали? Например, мы четко записали в законе, каким образом могут быть внесены изменения в план проверок. Сейчас изменения вносятся налоговой хаотически, мы же привели этот процесс в порядок.

Также увеличен срок для восстановления документов в случае их потери с 90 дней до 120. Из оснований для проведения проверок исключены решения суда. Увеличен срок на оплату налогового обязательства. Введена процедура взаимного согласования – международная процедура, по которой наши предприятия, работающие с другими юрисдикциями, смогут согласовывать свои налоговые обязательства в установленном международными договорами порядке.

Потом, мы ввели комплекс норм по поддержке реинвестирования денег в нашу экономику. Ускоренную амортизацию. То есть амортизировать основные средства надо будет за 2 и 5 лет, а не за 5-12 лет. Увеличили стоимость основного средства в 2,5 раза, с 6 тыс. до 20 тыс. Увеличили верхний порог для освобождения от обязательств учета налоговых разниц с 20 до 40 млн грн. Разрешили использовать производственный метод амортизации, что было запрещено делать до этого. Также определили, что аннулировать регистрацию плательщика единого налога можно будет, только если долг составляет 1020 грн, и многое другое.

- Вводятся ли этим законом новые налоги и сборы?

- Нет, мы не вводим никаких новых налогов и сборов. Но, например, повышаем ренту на руду на 50%, существенно повысили акцизы на некоторые табачные изделия, практически уравняв их и сигареты с фильтром в налогообложении, немного пересмотрели налогообложение доходов физлиц, но не существенно. Например, продажа третьей машины в течение года теперь облагается налогом 18%.

 


Партнерские новости:


Загрузка...





Читайте также:


Для добавления комментария Вам необходимо войти под своим логином или зарегистрироваться.