Доска объявлений Бесплатка Бердянск

Новая Украина – новый феодализм

16.01.2019, 18:50    просмотров: 685

Издание «Капитал» опубликовало первую часть аналитического материала украинского журналиста Дмитрия Гнапа. Есть над чем задуматься…

Карусель однотипных новостей: опять кто-то украл и не сел, на неравнодушных граждан снова напали бандиты, к очередному предпринимателя снова ворвалась СБУ ... Все это подтолкнуло меня к тому, чтобы обобщить события, которые происходят с нами. За последние месяцы, я, наверное, понял суть этих событий лучше, чем за все годы работы в журналистике. В нескольких текстах я постараюсь сформулировать свое видение ситуации в которой мы оказались и выход из нее.

Часть 1. Новый феодализм

После школьного курса истории феодализм у нас ассоциируется со Средневековьем, рыцарями в металлических латах и темными, затюканными крестьянами. Впрочем, оставим стереотипы. Сегодняшний общественно-политический строй в Украине больше похож именно на феодальную монархию, а не на капиталистическую республику, как это записано у нас в Конституции.

Выборы и распределение ветвей власти — эти атрибуты демократии, конечно, добавляют современного вида нашему государственному устройству. Но сути его не меняют. Если присмотреться внимательнее, феодализм вполне возможен в эру смартфонов, электромобилей и 4G-Интернета.

Сегодняшняя Украина живет по средневековым принципам с поправкой на достижения цивилизации. За годы независимости усовершенствовав феодальную модель настолько, что сегодня мы являемся свидетелями безобразного и очень устойчивого общественного политического строя. Имя которому: новый феодализм.

Вот признаки, которые объединяют нас со средневековыми монархиями, и отделяют от современных демократических республик:

1) Отсутствие верховенства права

Юридическая наука утверждает, что верховенство права — основополагающий принцип капиталистических демократий. Это принцип, который определяет, что никто из людей не может стоять выше закона. А за нарушение закона неизбежно наступает ответственность.

В Украине с этим все наоборот. От ответственности у нас уходят не только в случае коррупционных преступлений, о чем уже надоело говорить. Верховенство права и закон у нас оказываются абсолютно бессильны, когда речь идет даже о виновниках тяжких преступлений против личности и против основ национальной безопасности.

Мэри-сепаратисты вышли на свободу. Черкасский феодал нардеп Бобов — возможный подозреваемый в заказе убийства журналиста Василия Сергиенко. Заказчики убийства Екатерины Гандзюк, которые до сих пор не предстали перед судом.

Эти случаи — яркие свидетельства того, что когда ты имеешь деньги, влияние и демонстрируешь лояльность к действующей власти, ты можешь не бояться ответственности даже за совершенные убийства или государственную измену. На тебя не распространяется верховенство права. Все, чего тебе стоит остерегаться — только слова ̶к̶о̶р̶о̶л̶я̶ президента.

Что уж говорить о мэрах Одессы или Харькова, которых обвиняют в коррупции. И которые легко конвертировали личную преданность Петру Порошенко в необязательность отвечать за содеянное перед законом. И здесь мы переходим ко второму признаку нынешнего нового феодального строя.

2) Привилегии, привилегированные сословия и статусы

Феодальная система была построена так, что за лояльность к сюзерену, вассал получал территорию для кормления с крестьянами, землей и замками. Король жаловал целые провинции лордам. Лорды делили провинции среди баронов и рыцарей.

У нас сегодня так же. Только вместо провинций — области Украины или целые отрасли экономики: тепловая и атомная энергетика, добыча и сбыт нефти, газа, титана, химическая промышленность и другие. Вместо графств — государственные предприятия или ведомства, теневой игорный бизнес, контрабанда или экспорт леса и др. Вместо лордов и пэров — олигархи, министры и лидеры парламентских фракций.

Поместная шляхта — это современные главы областных и районных администраций, мэры и руководители местных управлений полиции, ГФС, СБУ, прокуратуры.

Лояльность центральной власти вассалы должны демонстрировать, отдавая долю от нелегальных и полулегальных потоков «наверх». Или поддерживая своим ресурсом на выборах. А еще лучше — и первое, и второе.

Поэтому, если у местного феодала возникают проблемы со своей территорией, ему не запрещается создавать свою маленькую армию, называя ее «муниципальной милицией». Или ситуативно нанимать титушок или бандитов. Для того, чтобы расправиться с теми, кто ставит под сомнение право феодала кормиться с территории. И кормить своего покровителя-сюзерена.

Конечно, между феодалами случаются конфликты. Они возникают довольно часто. Но довольно быстро заканчиваются нахождением общего языка, ситуативным миром и переделом ресурсов на новых условиях. Валерий Пекарь такую систему отношений метко называет «рентой статуса». Когда должность и полномочия фактически превращаются в частную собственность, когда статус генерирует доход и защищает от законного наказания. В такой системе, по словам Пекаря, коррупция даже не воспринимается как зло, как нарушение закона. «А есть выполнение обязательств сюзерена предоставить вассалу поле для кормления» — пишет он.

Но проблема в том, что новый феодализм втягивает в себя не только правящие классы, наделяя особыми привилегиями судей, таможенников, прокуроров, сбушников, министров, депутатов и даже президента.

Новый феодализм сдерживает развитие нас всех. Оставляя Украину в Средневековье и высасывая соки из производительных сил общества. Заставляя всех, кто честно работает, договариваться с носителями статусов и платить им феодальный оброк. От владельцев бизнеса, которые вынуждены отдавать долю возмещения НДС. И до водителя маршрутки, который работает «в черную», чтобы расплатиться с местной мафией и чиновниками.

3) Смысл жизни и эстетика новых феодалов

Особенность феодала в том, что он не делает ничего продуктивного. Он ничего не создает. Не занимается инновациями. «Шляхта не работает». Феодал просто использует свой статус, кошмаря подчиненных крестьян и горожан.

Иногда феодал может совершенствовать то, что ему удалось отжать во время предыдущих набегов. Как Порошенко, Ахметов или Коломойский. Но самая заветная мечта для многих украинских феодалов — получить в собственность то, что может генерировать пассивный доход. Столетие назад это была земля. Сегодня — это недвижимость. Отсюда — мэры с десятками квартир, или судьи с прихватизированным жильем. Наиболее красноречивый пример — секретарь СНБО Александр Турчинов, семья которого стала владельцем шести тысяч квадратных метров офисных площадей в Киеве.

 

Имение семьи Алексадра Турчинова, записанный на его 75-летнюю тещу

В классическом феодализме они бы владели этими состояниями лично. Новый феодализм научил их приспосабливаться и записывать многочисленное имущество на родственников, доверенных лиц или просто обслугу.

Неудивительно, что нынешние хозяева жизни и в быту хотят чувствовать себя настоящей шляхтой. Отсюда у них традиции раздачи орденов и аристократических титулов. Отсюда их неудержимое стремление к роскоши. Все эти дома в стиле рыцарских замков и дворянских имений. Кортежи и эскорты. Все эти армии лакеев и подхалимов. Реальных и виртуальных.

Неудивительно, что украинское общество уже неоднократно попыталось сбросить с себя это новое феодальное иго. О чем подробнее дальше.

 

Источник: capital.ua

 


Партнерские новости:





Читайте также:


Для добавления комментария Вам необходимо войти под своим логином или зарегистрироваться.